Пятница, 14.08.2020, 10:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [34]
Спорт и здоровый образ жизни [1]
Наука и образование [1]
Это интересно [2]
Творчество учащихся ДМПЛ [1]
О лицее [0]
Мир вокруг нас [3]
Статьи о профессиях [3]
Это нужно знать [0]
Другое... [0]
Поиск
Вход на сайт

Наш опрос
Престижно ли учится в Дубоссарском техникуме?
Всего ответов: 19
Мини-чат
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта
Сайт преподавателя профессиональных модулей И. В. Попова

ПОДРОСТКОВЫЕ И МОЛОДЕЖНЫЕ СУБКУЛЬТУРЫ: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
  • Объединения подростков и молодых людей представлены в специальной литературе разными понятиями: неформальные молодежные объединения (НМО), уличная группировка, стихийная группа, дворовая компания, субкультура и т.д. Это свидетельствует о различии в подходах к исследованию и взаимодействию с подростковыми объединениями. Отсюда и разнообразие в определениях.
  • Л.А. Радзиховский определяет НМО как социально-психологическое явление, представляющее собой попытку адаптации молодых людей к тем проблемам, с которыми они сталкиваются при вхождении в самостоятельную жизнь в современных конкретно-истороических условиях.
  • Другие исследователи (К.Е. Игошев, Г.М. Миньковский) рассматривают неформальные объединения как общность, состоящую из подростков и лиц молодого возраста, и характеризуемую рядом неотъемлемых признаков, таких как возникновение на базе стихийного общения в конкретных условиях социальной ситуации; самоорганизация и независимость от официальных структур; обязательные для участников модели поведения, направленные на реализацию не удовлетворяемых в обычных формах жизнедеятельности потребностей; относительная устойчивость, высший уровень включения индивида в функционирование общности, система мировоззрения, ценностных ориентаций, отношений к окружающей среде, стереотипов поведения; атрибутика.
  • Нет единства и в толковании понятия молодежная субкультура. Субкультура в широком смысле – это любая группа внутри более крупной системы, интересы которой отличаются от основного течения. А.В. Мудрик определяет субкультуру как совокупность специфических социально-психологических признаков, влияющих на стиль жизни и мышления определенных групп людей и позволяющих им осознать и утвердить себя в качестве «МЫ», отличного от «ОНИ». Это люди, имеющие ярко выраженный способ поведения, взаимодействия, внешний образ, эстетические пристрастия, жаргон, предпочитаемые источники информации, совокупность норм, статусную структуру, а также систему ценностей, убеждений, установок и жизненных стилей, узкогрупповую мораль, которые присущи обособленной социальной общности.
  • Молодежная субкультура возникает как сообщество «отверженных», «иных» людей, которые не могут или не хотят вписываться в установленные основной культурой нормативные рамки. Возникает она как фиксация существующего отторжения. Субкультура как сообщество призвана социализировать «выпавших» из общества, лиминальных личностей. Субкультура – уникальный агент социализации в обществе, позволяющая реализовываться «отверженным» личностям в иной среде, предоставляя им нишу, возможность существовать в иной культурной форме.
  • Существует многообразие подходов к классификации неформальных групп. И.П. Башкатов в качестве основы для типизации избрал совокупный асоциальный опыт и мотивы асоциальной деятельности (социально-нейтральные, асоциальные, неустойчивые криминальные, устойчивые криминальные). Типология П.Е. Сидорова, А.В. Нелидова основывается на ведущей деятельности группы и того социума, в котором она реализуется ( криминальная группа, дворовая асоциальная группа, группа протеста, группа совместного зависимого поведения, школьная асоциальная группа). Критерий социальной направленности лег в основу классификации И.Я. Полонского, который выделяет три типа групп:
    • просоциальные (социально-положительные). Цель – приносить пользу обществу (защитники природы-экологисты, диггеры);
    • асоциальные – в стороне от основных социальных проблем, угрозы обществу не представляют, но общим нормам не подчиняются (панки, хиппи, рокеры);
    • антисоциальные (социально-отрицательные) имеют агрессивный характер.
    Критериями вторичной классификации для исследователей служат такие характеристики как место формирования и степень открытости групп. И.Ю. Сундиев классифицирует НМО по ведущему мотиву их деятельности; считает, что все НМО являются различными формами социальной, культурной, политической «самодеятельности – как способа саморазвития, самоутверждения, самореализации, определяемого спецификой социальных, экономических, психологических и прочих условий...». Автор выделяет разновидности неформальной самодеятельности:
    • агрессивную, базирующуюся на резком противопоставлении «мы» - «они» и воспевающую культ силы. Простота и наглядность самоутверждения в этой форме придают ей особую популярность в среде подростков, особенно со сниженным интеллектуальным и культурным уровнями развития;
    • эпатажная, психологическое содержание которой – вызов сложившимся нормам, правилам, чтобы «заметили». Внешний эпатаж – наиболее доступная форма самоутверждения;
    • альтернативная – характеризуется выработкой отличающихся от общепринятых, рекомендуемых моделей поведения, форм проведения досуга, образа жизни;
    • социальная – нацелена на решение конкретных социальных задач;
    • политическая – направлена на изменение политической ситуации в стране в соответствии с идеями группы.
    Существует классификация субкультур по ведущим ценностям:
    • романтико-эскапистские (хиппи, толкиенисты), направленные на расширение границ повседневного традиционного образа жизни, «бегство» из этого мира;
    • гедонистско-развлекательные (рейверы, рэпперы), направленные на получение удовольствий, поиск развлечений;
    • полуделинквентные (люберы, гопники), стремящиеся к «красивой» жизни с помощью криминальных средств;
    • радикально-деструктивные (анархисты, панки), направленные на переустройство общества, отрицание существующих норм.
    Однако, реальность сложнее всяких схем, ни одна из классификаций не может считаться полностью удовлетворительной.
  • Гораздо важнее для нас понимание того, что дает пребывание в субкультуре развитию личности, определение мотивов объединения подростков, факторов формирования субкультур, то есть психологический аспект данной проблемы.

  • По мнению ученых, природа подростковых и молодежных субкультур складывается из трех составляющих:
  • 1) биология возраста – морфо-функциональные особенности («гормональный шторм»);
  • 2) психология возраста – прежде всего психологические новообразования, в частности, чувство взрослости, провоцирующее подростка на конкуренцию со старшим поколением, феномен «нормальности», стимулирующий необходимость в принадлежности к пеферентной группе, новый уровень самосознания, толкающий на самоопределение, поиск себя, своего места в мире;
  • 3) социология – процессы взаимодействия с социумом, социализация, поиск и приобретение социальной идентичности.
  • У многих людей создается представление, что само членство в субкультуре является знаком девиантности подростка. Однако, присоединение к неформальной группе – нормальный выбор подростка. Исходные мотивы (даже асоциальные) оцениваются исследователями как естественные для данного возраста. Парадоксально, что естественный выбор не всегда является свободным. Существует детерминированность ухода подростка в субкультуру. Самое главное в этой предопределенности – отсутствие свободы выбора, альтернативы присоединения к неформальной среде. И, как отмечает А.В. Толстых, «невиданная ранее тотальность несвободы подростка заключается в том, что, уходя от несвободы семьи и школы, он попадает в несвободу неформальной организации». И даже выбор субкультуры оказывается несвободным и определяется, например, территориальным доминированием группы.
  • В исследованиях, направленных на поиск причин, приводящих молодых людей в субкультуру, на первом месте стоит одиночество, непонимание родителей, отсутствие доверия, взаимного понимания, принятия, уважения, любви; конфликты между родителями; на втором – привлекательность качеств в подростках из субкультур – смелость, независимость, умение отстоять себя. Однако чаще эти качества имеют уродливые формы: смелость и независимость утверждаются через унижение других людей.
  • Одним из основных факторов формирования субкультуры, а также присоединения к ней подростка, по мнению многих исследователей, в частности Я. Гилинского, является реальная возможность удовлетворения актуальных возрастных потребностей.
  • 1) Потребность в обособлении, автономизации от взрослых. В субкультуре подросток обретает свободу от целого ряда ограничений (социальных, моральных, культурных). Я. Гилинский приводит любопытное замечание одного из героев Стругацких: «Вообще они бегут не «куда», а «откуда». От нас они бегут, из нашего мира они бегут в свой мир... Мир этот не похож на наш и не может быть похож, потому что создается вопреки нашему, наоборот от нашего и в укор нашему. Мы этот их мир ненавидим и во всем виним, а винить-то надо нам самих себя».
  • 2) Потребность в изживании конфликта со взрослыми, потребность в защите от подавления в семье автономности. Субкультура – как суррогатная семья – искажение семейных функций приводит подростка в субкультуру. Членство в ней рассматривается как способ преодоления конфликта как в микросоциуме (семье), так и внутри личности. Внутреннее напряжение подростки разрешают при помощи особых символических действий, широкий спектр которых предлагает субкультура. Этот способ преодоления конфликта обозначается как «магический». Ритуализированный характер ярко проявляется в субкультурных событиях (концертах, играх, дискотеках). Ритуалы в традиционном обществе служат гармонизации отношений между окружающей средой и внутренним миром человека. Через обрядовые действия происходит разрешение личностных кризисов. В современном мире значение ритуалов и сами ритуалы утрачиваются. Субкультуры создают целый пласт ритуальных событий, которые позволяют в сублимированной форме удовлетворять потребности, которые не могут быть удовлетворены в рамках традиционного общества, например, потребность в поиске возможностей культуротворчества (изобретение знаков, ритуалов).
  • 3) Потребность в самоактуализации, самоутверждении, реализации способностей, успехе. Неудовлетворенная потребность в самоактуализации переживается как чувство обыденности, проскальзывания жизни. Фактически молодой человек при этом ощущает, что он отсутствует как социальный субъект. Жизнь распланирована не им, и в ней не играет никакой заметной роли его собственная активность. Возникает желание испытать свои способности, проверить что он может сам и, таким образом, решается на эксперимент, чтобы ответить на вопрос: существует ли он как человек, как социальное существо?
  • 4) Потребность в принятии социумом: в принадлежности к группе, референтной группе, в объединении с себе подобными, в защите группы. Молодежная субкультура удовлетворяет эти потребности гораздо эффективнее, чем обычные формальные общности (класс, кружок). Участники субкультуры испытывают мощнейшее чувство единства, братства. Психологическим основанием служит высокий уровень конформизма (присущий подростковому возрасту феномен «нормальности») – принадлежности к группе, готовности к принятию групповых норм, убеждений. Неопределенная идентичность, неукорененность в социальных структурах и связях, неустойчивость к психологическим манипуляциям и, с другой стороны, - потребность в общности, принятии, поддержке, стремление к самопознанию и формированию собственного мировоззрения – черты, характерные для подростков и юношей, оказываются благоприятными условиями для втягивания молодежи в различные субкультуры. Серьезной привлекательностью обладает яркая, непосредственная эмоциональная насыщенность общения, удовлетворение, получаемое от групповой деятельности, искренность отношений (зачастую иллюзорная).
  • 5) Потребность в признании, преодолении комплекса неполноценности и субъективно неприемлемых черт характера. Субкультуры являются своеобразными социальными нишами, где могут получить признание подростки, обреченные быть отверженными традиционными социальными институами. Другими словами, субкультура осуществляет своего рода стихийную социальную реабилитацию, организуя гиперкомпенсаторное поведение, при котором повышается самооценка, чувство собственной значимости. Субкультура как любая терапевтическая группа, обладает механизмами, обеспечивающими ее терапевтичность: схожесть проблем, выслушивание друг друга, эмоциональное отреагирование, моральная поддержка, взаимопонимание, исповеди, обмен жизненным опытом, советы, выработка альтернативных сценариев поведения и т.д..
  • 6) Потребность в смысле. Данная потребность звучит в оригинальной психологической интерпретации природы подростковых объединений, феноменов неформального общения, представленной в работах И.Ю. Борисова, А.В. Зинченко, М.В. Розина. А.В. Зинченко видит в качестве причины возникновения субкультур ориентацию существующей системы воспитания на будущее, что приводит к недооценке молодежью реального настоящего. В связи с этим актуально осуществляемая деятельность теряет личностный смысл и самостоятельную ценность, утрачивается потребность в самореализации, поскольку ее удовлетворение оказывается возможным лишь при включении в мир взрослых. У подростков отмечается желание жить сегодняшним днем – «здесь и теперь». Отсюда необходимость в конструировании деятельности, которая, с одной стороны, дает возможность удовлетворить эту потребность и способствует выходу их кризиса идентичности, с другой – позволяет сохранить изоляцию от мира взрослых. Молодежная субкультура может дать ощущение осмысленности через борьбу за свой образ жизни. Отвоеванная жизнь автоматически становится более осмысленной.
  • 7) Потребность в получении удовольствий, новых ощущений. И.Ю. Борисов рассматривает одну из важнейших характеристик НМО «гедонизм» - стремление к получению максимально сильных, приятных ощущений. Проявления гедогнизма разнообразны: сексуальная активность, употребление ПАВ, различные формы развлечений и т.д. Одним из механизмов получения сильных ощущений является «гедонистический риск» - «особый прием психологического воздействия на потребностную сферу, при котором актуализация потребностей достигается путем создания (специально, искусственно) опасных ситуаций». Основная функция гедонистического риска состоит в получении чрезвычайно сильных эмоциональных переживаний (экстремальные гонки; фанатские войны, частая причина которых – псевдоагрессия, смысл которой – создание опасной ситуации, вызывающей эмоциональный подъем). Ту же цель преследует эпатажная внешность (прически, макияж, одежда) и поведение (речь, мимика) представителей многих субкультур: вызвать удивление, шокировать, спровоцировать непонимание, раздражение и агрессию со стороны окружающих, в общем извлечь максимальный эффект (с психологической точки зрения – аффект) из угрожающей или удивляющей ситуации.
  • 8) Потребность в информации, доступ к которой подросток не получает в семье, школе. Членство в субкультуре удовлетворяет и эту потребность.
  • Это наиболее важные потребности, которые подростки могут реализовать, приобщившись к субкультуре. Фрустрация любой из них не обязательно приводит молодого человека в субкультуру, многое зависит от целого ряда внешних обстоятельств и особенностей его личности.
  • Говоря о последствиях субкультурного образа жизни, нельзя забывать об определенной опасности, особенно если речь идет об асоциальном, антисоциальном характере субкультуры. Однако, кардинальным отличием современной ситуации является отсутствие в обществе единой идеологии и даже единой культурной парадигмы (идентичности) что не позволяет рассматривать неформальные группировки однозначно с точки зрения девиантности.
  • Подводя итоги рассуждениям о причинах возникновения субкультур и мотивах вхождения в них подростков, следует заметить, что в современном обществе молодежные объединения в определенной мере выполняют культуротворческую функцию, а проблема «отцов и детей» получает интерпретацию, прежде всего, как конфликт поколений.
  • В современных условиях существует ряд подходов к взаимодействию с НМО. Одной из известных стратегий является запрет и репрессии.
  • Как справедливо отмечают исследователи, «молодежь не раз становилась объектом нетерпимых нападок со стороны общества». Первым объектом подобного отношения стали так называемые стиляги 60-х годов, карикатурами на которых пестрели журналы, которых исключали из вузов. В то время возник тезис: «Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст». Часть стиляг нередко подвергалась и уголовному преследованию, поскольку была связана с «черным рынком», «фарцовкой» и «валютными спекуляциями. Сущность данной стратегии очевидна. Подобными методами трудно добиться устойчивого желаемого эффекта, поскольку «запретный плод сладок». Следует иметь в виду, что существуют психологические механизмы, «запускающиеся» в ситуации введения запретов. Этот метод заставляет многие сообщества уходить в «подполье», формирует стереотипный «образ врага», что приводит к большему сплочению группы.
  • К числу репрессивных методов относят разрушение и разобщение группы. Известны также переориентация (ресоциализация), направленная на коррекцию групповых норм, изменение отношений, условий среды через работу в молодежных клубах, а также профилактика, суть которой в коррекции причин и условий, порождающих НМО. Одним из направлений профилактики является предоставление альтернативы, что предполагает создание условий для удовлетворения потребностей, приводящих подростков в субкультуру в социально-приемлемой форме.
  • И пока нам нечего противопоставить стихийным процессам социализации и повлиять на развитие событий в сфере молодежных движений, предложить такую альтернативу в масштабе государства, субкультуры будут завоевывать души подростков. Поэтому наиболее действенным представляется подход, анализирующий конструктивный потенциал подростковых субкультур, рассматривающий их как источник новых идей и ценностей, от понимания как интерпретации к пониманию как коммуникации.

Категория: Мои статьи | Добавил: starolei (04.11.2011)
Просмотров: 12849 | Теги: исследования, проблема, подростки, Психология, Молодежь, субкультуры
Всего комментариев: 0
avatar